Category: политика

Ви антисемит?

Широкая левая как корпорация

Широкая левая как корпорация в Anarchy and other shit.

В разговоре с «левым интеллектуалом» Виленским (вернее в монологе, я давно пытаюсь избегать разговоров, в которых мне не скажут ничего нового, но иногда люблю высказаться) сформулировал одну важную вещь. Распишу её здесь более развернуто.
001
За концепцией «левого единства» не стоит никакой политической мысли, идеи, стратегии, и уж тем более она никак не связана с реальной тактикой. Любое объединение имеет смысл только лишь при условии наличия плана, который служит интересам всех участников объединения и для исполнения которого нужно их скоординированное участие. Для обустройства кружка чтения классиков «единство» не нужно, для него даже организация не нужна. Единство может быть лишь тактической ценностью, оно должно строиться под определенную задачу. Постсоветские же левые постоянно строят «широкие коалиции» призванные объединить всех, не понимая в чем смысл этого процесса. Даже если они не объединяются под одним названием, «общелевая» среда возникает всё равно, стихийно, по субкультурному принципу. Мне всегда казалось, что это нелогично, что это ошибочно, что это — продукт человеческой глупости и недальновидности, но я ошибался. Задача на самом деле существует, просто она не проговаривается и не совпадает с задачами декларируемыми вслух.

Основная функция левой среды — самовоспроизводство, выстраивание идентичности, поддержание командного духа. Я раньше сводил всё это к феномену «тусовки»: когда круг общения замыкается на определенную политическую сцену, люди из оттуда регулярно вместе выпивают, дружат, спариваются и, в результате, ссориться с друзьями из-за такой ерунды как политика становится неудобно. Я думал, что после Майдана, после начала войны, когда за практически любой политической позицией стоит кровь и смерть — тусовочка поломается и начнут наконец-то появляться новые смыслы. Поначалу так и случилось, но нет. Тусовочка подтвердила свою неубиваемость. Такие фигуры как Андрей Манчук и его соратники вполне себе реинтегрируются в украинскую левую сцену. Те про-ДНРовские сталинисты, которые были более искренними и пошли воевать в «Призрак», тоже бы были приняты обратно, если бы пожелали вернуться. Не из-за ватности левых, настоящей ваты среди украинских левых как раз мало, а из-за их всеядности. Откуда же берется эта всеядность граничащая с говноедством?

Так вот, секрет выживания тусовки — не столько в дружбе. Дружба иногда сходит на нет, иногда друзья становятся врагами, а вот среда в которой варятся бывшие соратники никуда не девается. Ответ здесь надо искать не столько в сфере человеческой психологии, сколько в экономических отношений. Левая среда — это не только тусовки. Это еще и рабочие места. Это гранты для гуманитариев, гранты для деятелей искусства (я сейчас не только о художниках, но и о кураторах, критиках, etc). Бесплатные поездки по всему миру для «простых» активистов. Возможность получать шенгенскую визу по приглашению партий и фондов. Возможность пристраивать свои статьи за гонорары даже в самые скудные для профессиональных журналистов годы.

Нет, я не утверждаю, что быть левым — это какое-то золотое дно. Денег большинство активистов не видит, получаемые ими косвенные материальные блага достаточно скромны, да и те, кто деньги всё же получает вынуждены за них так или иначе работать. Обвинения в грантоедстве со стороны правых звучат смешно — быть правым в целом выгоднее, внутри правого движа существует куда больше эффективных способов заработать. Хотя, к примеру, воровать (если есть сноровка и навык) — гораздо выгоднее, чем любая политика. Айтишник средней руки зарабатывает больше «профессионального левого активиста». Левая среда — это последнее место куда следует идти, если хотите настоящих денег. Но и игнорировать тот факт, что активист помимо «морального удовлетворения» получает ещё и некоторые материальные блага — нечестно. Приходят в движ за идею, но экономические связи часто заставляют задерживаться там после того, как первый запал прошел.

Наличие определенной инфраструктуры (в первую очередь международной, собственной инфраструктуры у постсоветских левых считай нет) загоняет в рамки, вынуждает играть по правилам единства. Хочешь визу? Гонорар за статью хочешь? Финансирование под свой проект (хороший и интересный) получить хочешь? Будь так любезен, играй по правилам, не выноси сор из избы, не раскалывай, говори то, что у нас здесь принято. Чем больше, чем разнообразнее, чем внушительнее «левая среда», тем больше ресурсов она может привлечь. Людям, которые постоянно скандалят и топят друг друга никто денег не даст, людям, которые задают неудобные вопросы и поднимают неудобные темы денег не дадут. И тем, кто рядом с ними стоит — тоже не дадут. Так что, как завещал дедушка Кропоткин, кооперация выгоднее конкуренции. Приходится дружить. Мало кто делает это осознанно, обычно люди просто вытесняют на обочину сознания неудобные мысли. Никто не любит сомневаться в собственной принципиальности и рефлексировать на этот счёт. Чем чаще ты пожимаешь подлецу руку, тем сложнее становится её ударить, тем более, что окружающие тоже жмут ему руку без брезгливости. Тут уже работает формула «здесь так принято». Люди, критично настроенные по отношению к обществу и к власти, легко оказываются конформистами на уровне своего небольшого сообщества и не хотят идти против его неформальных норм.

«Левое единство» — это не политика. Представьте себе корпорацию: кто-то в ней зарабатывает, кто-то просто проходит бесплатную практику, но при этом вволю пьет кофе из автомата и набивает карманы печеньем. Регулярно проводятся совместные тренинги для поддержания корпоративного духа. Многие люди продолжают дружить в том числе и после работы, ходят друг к другу в гости или даже живут вместе. При этом в корпорации постоянно нарушаются санитарно-гигиенические нормы, большая часть продукции — брак, клиенты разбежались, все медленно стагнирует. Но благодаря прошлым достижениям достаточно денег и на зарплаты, и на кофе с печеньками. Думать о будущем не принято. Говорить о куче мусора в подвале, о том, что бригада ремонтных рабочих пропала и в лифте воняет падалью — не принято. О том, что мясо в столовой имеет странный сладковатый привкус говорить не принято. А если кто-то начнет говорить о реальном положении вещей — его можно обвинить в «выносе сора из избы», в работе на конкурентов и в том, что это именно он виновен в разорении, потому что вместо того, чтобы ходить на корпоративы со всеми, критиковал, демотивировал товарищей и плел интриги.

Именно экономический интерес, причем достаточно примитивный, сводимый к формуле «после нас хоть потоп», а совсем не общие идеалы и не общие политические планы держат «левое движение» вместе. Можно бесконечно критиковать фонды типа «Фонда Эрнста Никиша» (бывший «Розы Люксембург») и всяческие партии с испачканной репутацией. Настоящий удар им и их союзникам может быть нанесен только лишь через создание альтернативной инфраструктуры, которая бы аккумулировала и распределяла ресурсы и функционировала независимо от симпатий левых бюрократов. Но работать всё это сможет только лишь при наличии четкого плана развития политического движения, только лишь при наличии тактических шагов, исполнение которых может быть четко верифицировано. Иначе предприятие заведомо лишено смысла, иначе оно выродится в еще одну корпорацию нацеленную лишь на выживание и воспроизводство.
party


Комментировать
В категории: Общество, Политика, теги: деньги, левое единство, левые, фонды

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Нулевая толерантность к лицемерию

Нулевая толерантность к лицемерию в Anarchy and other shit.

Короткая предыстория для тех, кто не следил за конфликтом: в Москве запланирован концерт группы Gang of Four, на разогреве должна была выступать местная группа Банда Четырех. Кто-то рассказал британцам о том, что их тезки — правые, и те потребовали убрать их со сцены. По этому поводу, предсказуемо, пошли дискуссии в социальных сетях, большую часть которых я предпочел не читать. Текст этот совсем не о музыке, банды четырех — лишь отправная точка для рассуждений.
gangof
Должен признать, я люблю обе группы. Русскую даже больше, я не знаю наизусть песен Gang of Four, в то же время Банду Четырех могу чуть ли не альбомами цитировать. Конечно, политические воззрения, которые прослеживаются и во многих песнях группы, и заявлениях солиста, во многом противоположны и даже враждебны моим. Но при этом, это какая-то очень душевная и родная «враждебность»: как негатив фотографии. Просто на некоторых развилках я свернул в противоположную сторону и пришел к противоположным ценностям. Но так вышло, что именно некоторые фрагменты из текстов Банды Четырех стали для меня в свое время мантрами, которые я бормочу в тяжелых ситуациях.

Но это мои личные пристрастия. Gang of Four были, конечно же, в своем праве, когда отказались играть со своими тезками из-за их правых убеждений. Я не осуждаю и тех, кто ознакомил англичан с «компроматом» на Сантима, в конце-концов, нет смысла скрывать общеизвестные факты, в такие игры играть нужно с открытыми картами. Единственное, что вызывает удивление — анонимность этого шага. Публичное заявление выглядело бы куда достойнее. Доносом пахнет не сам факт разговора о политических убеждениях «Банды», а его закулисный характер.

Но я хочу написать о другом.
О том, что политика нулевой толерантности к правым в музыкальной сцене не работает. Не работает и политика нулевой толерантности к правым в политике и в социальных движениях.
Более того. Большинство анархистов и леваков не способны выдерживать политику нулевой толерантности на собственных кухнях.

Обязательно у кого-то находится guilty pleasure вроде любви к боновской группе (и попытки самооправдания в духе «это творчество, а не политика») или к творчеству правого художника. Или же политическое сотрудничество с наци (тут могут появиться оправдания в духе: «они левеют, надо с ними работать»). Или старый школьный друг оказавшийся по другую сторону баррикад («да это он понарошку»). Или родственник исповедующий людоедские взляды, но все равно любимый («телевизор испортил, в жизни он не такой»).

Политика нулевой толерантности к правым не сработала даже в Германии, где леваки обладали (уже практически потерянной на данный момент) культурной и политической гегемонией, а также силовым доминированием на улице. Эта политика привела не к исчезновению правых идей и их носителей, а к триумфу лицемерия, к перекрашиванию. К новому кверфронту, который принципиально отказывается признавать свою сущность. Партия Die Linke мало отличается в своей риторике от правых популистов, они взывают к одному и тому же электорату используя одни и те же лозунги. Ксенофобы из Пегиды и когда-то левые антивоенные активисты вместе выступают под триколором против «войны с Россией». Красно-коричневый союз, образовавшийся под прикрытием «антиимпериализма», успешно манипулирует ритуальным антифашизмом для того, чтобы оправдывать самые реакционные политические режимы и идеи. Происходит именно то, против чего немецкие ультралевые вроде как боролись: левые и правые, прогрессивные и реакционные силы смешиваются в одну протофашистскую кашицу.

И практически всем на это плевать.

Если вернуться к концертам (мир вокруг них не вращается, но очень уж наглядный пример): антифа куда сильней обеспокоены борьбой против группы «Death in June» с их радужными тотенкопфами, чем срывом концертов сталинистов из «Banda Bassotti», которые помогают русским боевикам в Донбассе, попутно занимаясь профанацией самой идеи антифашизма. Вторыми не обеспокоен вообще никто. Никому и в страшном сне не приснится что-то агрессивное предпринять по поводу шабаша русских националистов в Трептов Парке на 9-е мая, но на срыв какого-то даркфолк концерта будут брошены огромные силы. Дуглас Пирс — это страшный враг прогрессивного человечества, которого надо преследовать повсюду, даже за закрытыми дверями. В то же время ребята с портретами Ким Чен Ира, Ассада и Каддафи на левых демонстрациях — неизбежное зло, с которым следует смириться, не конфликтовать же с потенциальными союзниками по классовой войне? Георгиевская ленточка, которую на себя радостно цепляют всякие панки-субкультурщики, — символ борьбы против фашизма, а вовсе не символ экспансии «русского мира».

Фашизм без всяких проблем прошел, он не стал штурмовать баррикады, а просто обогнул их. Он прошел когда фашисты перестали жечь руны на площадях и перекрасили флаги в менее кричащие цвета, а их оппоненты продолжили бороться с привычными фантомами. Многие левые до сих пор это не понимают. И когда они собираются с силами, чтобы начать агитировать за очередную «сиризу», не понимая, что весь их движ является по сути своей штрассерианским в куда большей степени, чем Пирс или Сантим, посвящавшие Штрассеру свои песни.

Проблема совсем не в том, что кому-то из левых или анархистов не нравится Банда Четырех. Проблема не в том, что группы с родственным названием не сыграют на одной сцене (да, жалко, красивый каламбур пропадает, но в этом нет большой трагедии).

Проблема в том, что люди, которые легко усвоили, что «группу Банда Четырех слушать нельзя, потому что фашизм» очень часто не понимают в чем идеологическая проблема, гм, к примеру, анархиста Курылева и его «Электрических Партизан» и почему его взгляды на войну в Украине сочатся конспирологией и структурным антисемитизмом. Или, например, чем опасны взгляды защищаемые группой «Аркадий Коц» и почему позиция и политическая деятельность этих певцов социал-демократии идеологически враждебны либертарному дискурсу. Черно-белый режим иногда бывает очень полезен, но прежде чем его включить — стоит научиться настраивать палитру.

Нулевая толерантность на практике ведет не столько к изоляции фашистов, сколько к замалчиванию, к попыткам оправдать и скрыть тех из них, кто сотрудничает с движением. Борьба с фашизмом ритуальным, со словами и символами не дает замечать фашизм структурный. Желание заточенной ложкой вырезать соринки из чужих глаз не дает задуматься о бревнах в собственных.

Вместо политики нулевой толерантности я предложил бы политику _осознанности_. Разумный человек может поглощать любой культурный продукт, человек может получать от него эстетическое удовольствие и делать ценные политические выводы. Можно разложить произведение любого автора на сумму политических влияний, как прогрессивных, так и реакционных. Отфильтровывать одно, перенимать другое, отстраненно изучать третье. Яд принятый из рук заведомого врага может оказаться безвредным и даже полезным: зная с кем вы имеете дело, вы загодя примете противоядие. В то же время, яд принятый из рук ложного друга скорее всего отравит и убьет вас. Честный и открытый враг не так опасен, как друг, который пытается вас обмануть. Расистское или антисемитское высказывание вызовет у левака отвращение, он посмеется над теорией про заговор про рептилоидов, но с удовольствием проглотит теорию о «заговоре олигархов, которые устраивают все войны ради своей личной выгоды» даже не заметив, что говорит ту же самую стыдную глупость, но на чуть другом языке.

Не следует ничего брать на веру. Эта формула избита, её повторяют адепты критического знания, любят ее и всяческие конспирологи. Научившись недоверию к мейнстримовым источникам, но не научившись мышлению, люди начинают брать на веру любую дезинформацию. На самом деле, «альтернативные» источники часто оказываются куда более лживыми, чем буржуазные масс-медиа, а их ложь — куда более примитивной и грубой. Осознанность требует постоянного анализа и самоанализа, контроля и самоконтроля. Она требует интеллектуальных усилий, она требует желания разбираться, а не поглощать готовые решения.

Вышеперечисленное встречается не часто, так что я бы не стал навязывать «осознанность» в качестве обязательного стандарта для всех. По крайней мере, для меня она работает гораздо лучше, чем самоограничение. И уж лучше я буду по своей воле поглощать коктейль из различных ядов и антидотов к ним, чем пить безвкусную воду, в которой все равно поебались рыбки предательства и оппортунизма.


Комментировать
В категории: Музыка, Политика, теги: gang of four, антифашисты, Банда Четырёх, левые

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Наблюдения за ультраправыми на фоне гей-прайда

Наблюдения за ультраправыми на фоне гей-прайда в Anarchy and other shit.

В последнее, в связи с киевским гей-прайдом произошел массовый камингаут ультраправых. Многие тенденции, которые были до недавнего времени скрыты от обывателя, стали явными.
76572
Стали очевидны противоречия в, условно говоря, «правом и патриотическом» лагере. Раньше либеральные патриоты полагали, что «фашисты» выдуманы российской пропагандой, а на самом деле «Правый Сектор» исповедует примерно такие же ценности как и сами либералы, но только в более радикальной форме. Теперь они потихоньку начинают понимать, что ультраправые действительно представляют угрозу, причем угрозу и для образа жизни самих либералов. Шутки про визитку Яроша звучат все реже. В более радикальной форме продолжается то, о чем я писал еще когда Ярош ополчился на Андруховича.

Ультраправые сознательно продемонстрировали либералам свои настоящие устремления, несмотря на то, что это обратно загоняет их в маргинальное поле. Этот их поступок — отнюдь не глупость. То есть, вся их идеология — глупость, но вот в её рамках они действуют единственно-верным способом. Потому что если радикалу вовремя не отмежеваться от либералов, те его съедят. Нежно, вкрадчиво, осыпая комплиментами и публикуя в журнале Эсквайр, съедят. Если угодно — осуществят идеологическую апроприацию. Очень смешно наблюдать как Андрей Бондарь поучает Яроша на тему «как Бандера отнесся бы к гей-прайду». Но ведь действительно поучает. А люди массово лайкают и репостят это не ощущая подвоха. И делают это куда более массово, чем лайкали и репостили бы Яроша, если бы тот поучал Бондаря. Виртуальный, сконструированный пропагандистами либеральный Бандера подменяет собой куда более близкого к реальному историческому прототипу Бандеру Правого Сектора. Ультраправые, в свое время, слишком уж поверили в признание и любовь со стороны политического мейнстрима. Они явно не вполне понимали, что либералы любят на самом деле совсем не их (нацистов, расистов, клерикалов, фанатиков), а своё идеализированное и далекое от реальности представление об ультраправых. И они потихоньку начинают навязывать эти представления самим ультраправым, разлагая, тем самым, суть их идеологии.

Надо отметить, что в другой ситуации то же самое могло бы случиться с левыми и анархистами. Если бы те были значительной силой. Но сейчас на коне оказались наши оппоненты, поэтому и «культуру отбирают» именно у них. А я на правах никому не нужного маргинала могу позволить себе смотреть на происходящее со стороны и «вести счет». Либералы безусловно ведут.

Вполне можно понять желание ультраправых жестко отмежеваться от мейнстрима, желание утвердить и закрепить в массовом сознании свой настоящий облик, пусть даже и ценой потери симпатий. Это сложный выбор. Преступить те предрассудки и догмы, которые являются основополагающими для их идеологии, или же понести непоправимый материальный ущерб. «Вилкой в глаз или в жопу раз» — именно на этот извечный русский вопрос были вынуждены ответить ультраправые и национал-консерваторы. Многие выбрали вилку. Я вполне понимаю этот их выбор, но в «реальной политике» нет одноглазых.

Понятно, что либерально-патриотическая интеллигенция будет заниматься самооправданиями (на Майдане был хороший Ярош, но его сменил агент Кремля), но главное всё же свершилось — наивная любовь к фашистам проходит. Я должен признать свою ошибку — я был уверен, что это ультраправые, когда придет время, без проблем сметут недальновидных либеральных дурачков, которые вскормили своих могильшиков. Но я недооценил ресурс стоящий за либералами и центристами. После раскола право-ультраправого единства победа будет отнюдь не за наци. Те могут одержать верх в спонтанном силовом противостоянии, но вот когда заходит речь о системных действиях и о планировании — ультраправые всегда проигрывают. Хоть на уровне локальной политики, хоть в исторических масштабах.

Стали заметны некоторые изменения в расстановке сил и в самом ультраправом лагере. Вышли из спячки С14. Правый Сектор потихоньку сливается и выходит из-под контроля руководства. Из большой политики он ушел, финансирование теряется. А в радикальной и маргинальной политике у занудного гуманитария Яроша достаточно конкурентов гораздо более модных и субкультурных. Правый сектор сыграл в прошедших нападениях роль скорее формальную. Да, они имеют хорошую засветку в СМИ, к ним прислушиваются. Да, они могут подтянуть массовку. Но вот в организационном плане от всего этого нападения сильно пахло карасями. Вплоть до стилистики текстов. Наши старые около-свободовские знакомые имеют все шансы начать доминировать среди уличных правых и перехватить у Правого Сектора аморфную массовку, которую тот уже начинает начинет терять. Не совсем ясно где в этой схеме интересы Корчинского с его «Реваншем» и как новые лидеры правых будут делить влияние с наци-группами типа «Наждака» и «Модного приговора», которые обосновались в «молодежной» нише, созданной как раз самими С14 еще до Майдана. Команданте Ярош еще побудет свадебным генералом, но его время ушло (если оно вообще когда-то приходило). В ультраправой среде снова начинают доминировать чуваки, которых не позовут давать интервью для глянцевых журналов. Оно и к лучшему.

Очень интересно себя проявил, вернее не проявил Азов. Кого-то там вроде близкого к Азову задержали, но организационно не присутствовал и информационную волну не гнал. А Правый Сектор ведь не зря целенаправленно приглашал «побратимов из Азова» разгонять содомитов. Это был не призыв к солидарности. Это очевидная попытка устранения конкурентов. Общеизвестно, что Билецкий — креатура Авакова, они еще в Харькове периодически сотрудничали (местное отделение Патриота Украины эпизодически взаимодействовало то с Аваковым, то с Гепой). Именно помощи Авакова Билецкий обязан своей политической карьерой. Без крыши в МВД «белый вождь» моментально перестанет существовать вместе со своим батальоном. В то же время, какое-нибудь кровавое столкновение Азова и ментов стало бы идеальным поводом, чтобы лишить Авакова кресла, а его подопечных — высокопоставленного покровителя. После ликвидации Азова множество правых радикалов искали бы себе новых лидеров и новые организации. Так что разгонять гей-прайд их звали явно не случайно. Признаться, я еще совсем недавно от Азова ожидал наибольших проблем в плане уличного насилия. Но, судя по всему, политические амбиции «белого вождя» достаточно сильны, чтобы сдерживать низовую инициативу. Но это значит, что Азов будет вынужден перейти в скором времени к более активному партстроительству, чтобы показать рядовым бонам, что они сдерживаются не зря, а ради серьезной цели. Что-то мне подсказывает, что партстроительство провалится и рано или поздно вся эта масса всё равно окажется бесхозной, разочарованной и злой.


Комментировать
В категории: Политика, теги: Азов, гей-прайд, наци, Правый Сектор, ультраправые

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Банальное

Банальное в Anarchy and other shit.

У группы Наутилус была песня “Тутанхамон” (на стихи Кормильцева, уважаемого).
Она состоит из банальных до пошлости утверждений. Такие себе очевидные истины: “если ты пьешь с ворами, опасайся за свой кошелек”, “если ты ходишь по грязной дороге ты не сможешь не выпачкать ног”, “если ты выдернешь волосы, ты их не вставишь назад”, и так далее. Никогда не пытался вникнуть в текст этой песни.
Только вот со временем начинаю понимать очень глубокую мудрость, которая в ней заключена.

Именно эти пошлые и очевидные истины, которые должны быть понятны даже ребёнку на практике повсеместно игнорируются. Реальный Тутенхамон умер, кстати говоря, в возрасте 19 лет, но к песне это отношения не имеет.

Вся политическая активность за которой я имел возможность наблюдать последние годы, примерно на 40% состояла из “хождения по грязи”, а ещё на 40% – из “пития с ворами”. Остальные 20% – это попытки вставить назад волосы, вырванные нашими предшественниками почти век назад.

Никакая успешная деятельность не возможна без уяснения простейших причинно-следственных связей. Если A, то B. Если B, то C. Следовательно, если A, то C.
Вода в чайнике кипит->Кипящая вода обжигает->Значит вода в чайнике обжигает – построить такую логическую цепочку удается даже младенцу, но большинство левых активистов перед ней почему-то пасует. Правым логические цепочки выстраивать не нужно в принципе, у них вместо этого есть вера, которая успешно компенсирует недостаток рациональности. Правый лишенный логики практически ничего не теряет, а вот левый без логики всегда жалок.


Комментировать
В категории: Без рубрики, Политика, теги: Кормильцев, Тутанхамон

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

О радикальных требованиях и их воплощении

О радикальных требованиях и их воплощении в Anarchy and other shit.

Немного работы над ошибками.

На протяжение долгого времени я пропагандировал тезис о том, что анархисту гораздо важнее озвучивать радикальные требования, подкрепляя их в определенных ситуациях радикальными действиями, чем концентрироваться на конкретных путях реализации этих требований в современном обществе. “Всё, всем, бесплатно!”. Таким образом, задаётся радикально-левый экстремум всего общественного политического консенсуса, а уж он подтягивает за собой центр. Попытка же радикалов уподобиться социал-демократам, попытка провозгласить умеренные и “осуществимые” требования, напротив, сдвигает экстремум к центру, а это значит, что весь консенсус тянется вправо. Простой вывод: это значит, что анархистам нужно оставаться ультра-радикальными, а грязную “реформистскую” работу за него будут при необходимости делать эсдеки, которые неизбежно самозародятся, когда общество достаточно полевеет.

Вынужден признать, что вот эта моя позиция верна лишь отчасти. Более того, в такой форме она являлась вполне себе реформистской, поскольку, пусть косвенно, но работала на создание мощного “левого центра”. Можно сколько угодно отмежевываться от “бледно-розовых”, можно поливать их грязью и критиковать, но если вы требуете бесплатного общественного транспорта и бесплатного образования до пенсии, требуете отменить наёмный труд и разрушить тюрьмы но не намечаете путей для воплощения этих требований в жизнь, то неизбежно появятся те, кто (отчасти) сделает это за вас. И именно они, в случае чего, будут пожинать плоды успеха, именно они в глазах основной массы людей и будут настоящими победителями. Рано или поздно социал-демократический центр окажется достаточно сильным, чтобы перетянуть к себе и часть радикалов, в результате мы получим всё то же поправение общественного консенсуса и откат к первоначальным позициям. Весь “анархизм” при таком раскладе сводится именно что к вечной игре на ультралевом фланге парламентской политики (даже если вы отрицаете парламентаризм на словах). Вы только лишь тянете центр к себе, а реальную работу перекладываете на социал-демократов и трейд-юнионистов.

Очень инфантильный подход. Придуман он, конечно, совсем не мной, это вообще очень давняя болезнь анархизма. Популярность этого подхода, во многом, и объясняет то плачевное состояние, в котором пребывает анархизм сегодня. Внешний радикализм при отсутствии системной и логичной деятельности привлекает определённый сорт людей: скучающих, инфантильных, жаждущих самореализации. Что неизбежно способствует перерождению анархизма в субкультуру, копированию внешней формы без попыток понять содержание.

Яркий пример из жизни. Чуть больше года назад, захват Министерства Образования в Киеве. Анархисты в бронежилетах и с арматурой на охране. Собственно, силовая составляющая держится на радикальных левых. При этом, требования, которые смогли навязать новому министру образования (в том числе и за счёт завуалированной угрозы со стороны тех же анархистов) получились в лучшем случае либеральные, с толикой социал-демократии. Многие мои товарищи склонны обвинять собравшихся там студентов в том, что те оказались “недостаточно радикальными и всё слили”, я вот скорее склонен обвинять себя. Студенты-то как раз все сделали нормально, а вот мы всё слили, причём не в министерстве, а гораздо раньше. Если бы вдруг случилось чудо и мы бы смогли убедить собравшуюся там либеральную и аполитичную публику в правильности нашей ультрарадикальной левой и либертарной позиции, то какие требования мы бы тогда смогли навязать министру? Образование всем, стипендии до размера депутатской зарплаты, никаких оценок и бесплатное вино в кампусах? Ликвидация разделения между преподавателем и студентом? Если даже министр это подписывает, на следующий день его смещают а попытки повторного захвата МОН пресекают уже с полицией или ультраправыми. Мы могли бы вообще не разговаривать с министром и выбросить его в окно, а министерство поджечь, ок, а что дальше? Какие у нас есть анархистские решения в сфере образования, которые могли бы быть реализованы тогда, став плацдармом для будущих завоеваний? Есть набор лозунгов и требований, удачных и не очень, реализуемых и не реализуемых, которые сваливаются в одну кучу и озвучиваются без попыток просчитать последствия, без попыток расставить какие-то приоритеты. В результате, их игнорируют, а в выигрыше оказывается более системная сила. Вот украинские эсдеки носятся со своей “Открытой Бухгалтерией” (сама концепция, кстати, неплохая, хотя их попытки представить её как способ решения всех социальных проблем, смехотворны). Так они эту “Открытую Бухгалтерию” сами на коленке собрали, от технической реализации, до юридической стороны вопроса, они действительно знают как её внедрить. Мы можем с ультралевых позиций посмеяться над ее бесполезностью, но в рамках своей реформистской логики они, по крайней мере, знают что делать. А что анархисты могут предложить в рамках своей революционной логики? Ждать подходящего исторического момента и поддерживать огонь? А этот огонь вообще интересен кому-то кроме вас?

Анархизм, который станет действительно революционной идеей, а не подспорьем и оправданием для реформизма, должен не только определять цели, но и намечать путь их реализации.
Нам нужно не искать “козлов отпущения”, которые согласятся замараться о реальную политику и подарить нам “бесплатный транспорт” и “бесплатное образование” пока мы будем позировать в масках, создавая “революционную атмосферу”. Через какое-то время, транспорт и образование отберут, и у нас появится повод опять надеть маски. Такое вот вечное хождение по кругу получается. Этот круг следует разорвать.

Нам нужно самим стать авторами и исполнителями преобразований, которые дадут и “бесплатный транспорт”, и “бесплатное образование” и гораздо больше, но не благодаря, а вопреки законам “реальной политики”. Не “сдвигать понемногу центр в левую сторону”, а сосредоточить весь политический консенсус вокруг либертарных левых идей. Разорвать постыдный политический симбиоз с социал-демократами. Но это возможно только лишь, если наши идеи будут подкреплены осмысленными действиями. Это возможно если анархисты начнут думать и анализировать. В противном случае, разговоры останутся разговорами, а политику в обществе будут определять совсем другие люди.
anarchism


Комментировать
В категории: Политика, теги: анархизм, левые, революция, реформы

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Новый клип Pussy Riot

Новый клип Pussy Riot в Anarchy and other shit.

Не совсем понимаю о каком новом “клипе Pussy Riot” все говорят. Клип может и неплохой, но Pussy Riot – это анонимность, это несанкционированные выступления в публичном пространстве, это намеренное пренебрежение эстетическими нормами, в конце-концов. Ничего этого в новом клипе Нади и Маши нет.

Профессионально сделанное видео, хороший вокал, музыка похожая на музыку, политкорректный текст, всё чистенько и гламурненько.

Вообще, история Pussy Riot, как и история Войны – это историb очень крутых изначально проектов, которые оказались съедены собственным брендом. После великолепной акции в ХХС, после отсидки, которая была ещё более яркой акцией, было нужно или повышать градус (а ещё повышать – это уже только всерьёз рисковать жизнью, “зритель” такого требовать ни от кого не вправе), или завершать проект Pussy Riot и начинать что-то совершенно другое. Они и начали, вполне успешно. Возвращаться к старому имени было ошибкой, невольно начинаешь сравнивать новый клип с тем, что было.
А было ведь гораздо круче.


Комментировать
В категории: Без рубрики, теги:

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Путь политрука

Путь политрука в Anarchy and other shit.

Сталинисты скорбят. Во время артобстрела был убит Всеволод Петровский, один из представителей “коммунистического крыла” в бригаде Мозгового. Не рядовой боец, а политический работник, до войны – профессиональный журналист известный. Не без его участия был создан миф о “практически левом Мозговом”.

Многие украинские левые, в том числе читатели этого блога, знают Петровского достаточно давно, ещё с до-ДНРовских времен. Когда-то, по его собственным словам, “анархист”, потом член Боротьбы, покинувший её в марте 2014. В интервью данном незадолго до смерти он рассказывал, что “с 2010 года исповедовал пророссийские взгляды”. Но либо Всеволод лукавил во время интервью, стремясь понравиться своим новым соратникам, либо очень хорошо обманывал окружающих несколько лет до этого. На фоне боротьбистского мейнстрима Петровский как раз выглядел вполне адекватным и еще  в феврале 2014 критиковал пророссийскую риторику однопартийцев. Один из немногих в Боротьбе он выступил против законов 16-го января. То есть, казался странным, но приличным человеком, насколько вообще может быть приличным член гнусной и лживой, но тогда ещё не запятнанной кровью пост-сталинистской секты. Когда он 19-го марта покидал партию, со стороны казалось, что он делает это как раз именно чтобы отмежеваться от пророссийского крена (некоторые бывшие соратники, в частности, Алексей Албу, несколько месяцев спустя прославившийся призывом “прятаться в доме профсоюзов”, обвиняли его тогда в “предательстве” и “трусости”).

Из архива сливов  внутренней рассылки Б-бы:

Воспринимаю этот поступок как низкий и подлый по отношению ко всем товарищам.
***
Прошу Всеволода не считать меня своим товарищем. И никакие аргументы про “внешние факторы” или ещё что-то там – я не воспринимаю. Просто человек оказался слаб.

 

Тот факт, что Петровский в итоге оказался в “ополчении” ДНР лично меня удивил. Некоторые его куда более “милитантные” однопартийцы предпочитают фантазировать о “красном терроре” сидя в Крыму и стреляя из пальца в сторону монитора. Петровский же никогда кровожадностью (по крайней мере на словах) не отличался. Можно строить предположения о том, что именно его туда привело, но все они останутся лишь предположениями. Его собственные слова доверия не вызывают (на фоне лжи о “пророссийской позиции с 2010″). Что было на самом деле: кого-то из близких задело во время бомбежки, поверил в возможность “левого” поворота в ДНР или просто не смог стоять в стороне от текущих вокруг потоков крови и захотел окунуться, чтобы в старости было что вспомнить – гадать уже бесполезно. Но когда, после паузы, Петровский вернулся в соцсети, это был уже другой человек. От былой взвешенности и “адекватности” не осталось следа. Он клеймил “укропов”, воспевал Новороссию, грозил карами врагам, ждал, когда же его пустят на передовую. Его пустили на передовую. Иногда мечты сбываются.

Можно было бы сочувствовать судьбе “наивного идеалиста”, если бы не одна маленькая деталь. Петровский, повторюсь, был не просто солдатом, он был идеологом, он отвечал за политическую и идейную прокачку бойцов. Пропагандист, человек, вдохновляющий людей сражаться. А “практически левый” Мозговой примечателен не только тем, что любит демагогию о “народовластии” и “борьбе с олигархами”, и не только тем, что наряду с ряжеными казаками-черносотенцами разрешают формировать свои боевые группы ряженым “коммунистам”. Мозговой использует солдат-детей. Это не скрывается, несовершеннолетние “ополченцы” раздают интервью и “новороссийские” СМИ радостно их публикуют. Сам Петровский открещивался от использования детей на передовой и утверждал, что им не дают им оружия (хотя в соцсетях они позируют с автоматами, и в некоторых интервью гордо заявляют о
том как им выдали оружие), подтверждения их участия в боях в составе “Призрака” в открытом доступе сейчас нет, но даже их наличие в штабах и использование на технических должностях – достаточное преступление. Хотя вот, тот самый подросток с автоматом скорбит о “своем друге Севе”. То есть, Петровский лично общался с несовершеннолетними солдатами и не знать о наличии у них оружия не мог.

Дети-солдаты – одно из самых подлых и отвратительных явлений в войнах. Безусловно, у кого-то может возникнуть желание провести параллели с “Молодой Гвардией”, но тут куда более уместна параллель с другим эпизодом Второй Мировой – 1945 год, новобранцы из гитлерюгенда, которых ополоумевшие нацистские лидеры бросали под наступавшие советские танки. Обманутые подростки, многие из которых нашли бессмысленную и жестокую смерть. Но даже нацисты использовали детей как последний резерв – “ополчение Новороссии” не стесняется использовать молодое пушечное мясо даже несмотря на постоянные пополнения из России.

Так вот, “наивный идеалист Всеволод Петровский” был политработником и агитатором. А это значит, что он призывал в “ополчение” и подставлял под обстрелы в том числе и детей. Возможно, что снаряд выпущенный украинскими артиллеристами, сохранит жизни нескольким восторженным подросткам. Теперь они не услышат лживую смесь из псевдо-левой риторики и “донбасского патриотизма”, которой Всеволод Петровский потчевал свою аудиторию, и не пойдут на убой.

Надо добавить, что те, кто сначала привёл Петровского в Боротьбу, а потом вдохновил его на участие в бойне во имя “русского мира” и памятника Ленину, на передовую не рвутся и под обстрел не попадут. Они поедут на очередной форум в Германию, Испанию или Швецию, где расскажут сердобольным европейским сталинистам об погибшем герое и получат от расчувствовавшихся “левых” тупиц денег на “антифашистскую борьбу”. А потом у них будет фуршет.

137 листовка времен советского вторжения в Финляндию. 1939 год

 


Комментировать
В категории: Политика, теги: Боротьба, ДНР, Мозговой, Петровский, сталинисты

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Реалистичные утопии

Реалистичные утопии в Anarchy and other shit.

Среди левых принято противопоставлять “реалистичные” и “утопичные” требования. Правда определения “реалистичного” и “утопичного” у каждого свои, в зависимости от контекста, в оба этих понятия может быть вложено как положительный, так и отрицательный смысл. “Реалисты”, в случае чего, могут быть названы оппортунистами и соглашателями, “утописты” – мечтателями, не имеющего никакого влияния на реальность. В то же время, первые считают себя трезвомыслящими политиками, способными оказывать реальное влияние на общественные процессы, а вторые – единственными радикалами, сохраняющими чистоту революционной идеи.

Надо признать, что отрицательные характеристики в адрес обеих категорий, как правило, куда ближе к действительному положению вещей, чем положительные.

Само по себе противопоставление между “реальностью” и “утопией” губительно. Если мы не собираемся сделать утопию реальностью и не готовы предложить для этого конкретных путей, или хотя бы попытаться это сделать, то на левой политике можно смело поставить жирный крест. Если признать свои требования в принципе неосуществимыми (или осуществимыми в каком-то ином, параллельном, “правильном” мире), то это прямой путь в инфантильную субкультуру. Если же ориентироваться на политический мейнстрим и выступать за “умеренный прогресс в рамках законности” – это не приведет ни к каким серьёзным социальным изменениям, разве что позволит каким-то очередным политическим мошенникам сделать себе карьеру.

Утопия имеет право на существование лишь если она осуществима. Пусть мы и не сможем построить прекрасный новый мир здесь и сейчас, но мы должны, по крайней мере, суметь сделать первые шаги в его сторону, какой бы длинной не оказалась эта дорога. Топтание на месте или хождение по кругу такими шагами не является. “Реальная политика” имеет смысл лишь если она, в конечном счёте, ведет к утопии. Путь без цели лишён смысла.

Главная проблема современных левых, как “радикальных”, так и “умеренных”, уже несколько десятилетий заключается в том, что пути и цели, реальность и идея у них существуют отдельно друг от друга.


Комментировать
В категории: Политика, теги: левые, реальная политика, утопия

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman