Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Ви антисемит?

О проигрыше правых

О проигрыше правых в Anarchy and other shit.

Победа Трампа и ликование его сторонников по всему миру – это, безусловно, проявление Реакции. Но та форма, которую принимает Реакция сегодня в США, та форма, которую теперь неизбежно начнут копировать правые Запада (и, в перспективе, вообще всего мира) позволяет смотреть в будущее с оптимизмом.
16112949_730555047094752_6765267718145334827_o
Фактически, альт-райт полностью переняли риторику и тактики выдуманных ими же “культурмарксистов”. Нет ничего нового и ничего удивительного в том, что правые перенимают левые тактики и даже левые идеи. Они часто делают это куда успешнее самих левых. Это произошло с социализмом. Это произошло с демократией. Прогрессивные идеи апроприируются, выворачиваются наизнанку и превращаются, в конечном счете, в свою противоположность. Но, в то же время, правые сами необратимо меняются.

Правые всегда смотрят в прошлое. Даже футуризм фашистов – средство вернуть старые добрые времена, возродить некий мифический золотой век. В этом плане Трамп с его “make America great again” – классический пример правого рессентимента. Мир становится хуже, мир катится в пропасть, но мы остановим этот процесс деградации и славное прошлое вернется. Сделаю маленькое отступление: “деградация” – это одно из ключевых слов правой риторики, даже если ее озвучивают люди считающие себя “левыми”, “либертариями” или “коммунистами”, если вы слышите человека, который говорит, что “общество деградирует” – он заслуживает получить по морде не меньше чем Ричард Спенсер. Так вот, многими сторонниками Трампа движет страх перед будущим. В чем-то даже обоснованный. Белые мужчины и (в чуть меньшей мере) белые женщины, которые чувствуют, что их привилегии ускользают, хотят вернуть себе свое положение в пищевой цепочке. Но (и тут заключается главное поражение правых!) они вынуждены делать это под лозунгами о равенстве и справедливости. Да, они ощущают себя жертвами несправедливости. Правые и раньше всегда играли на рессентименте, но, в прошлом, они чувствовали себя львами, царями природы, которых окружили мерзкие подлые гиены и шакалы. Им было нужно лишь воспрять и вернуть свое природное право называться царями природы. Правые сегодня уже не претендуют на роль львов. Им достаточно хотя бы не быть едой. Их, конечно же, никто и не собирается есть, но речь не об этом: современные правые, даже в самых смелых мечтах, перестают видеть себя в роли хозяев этого мира. Они повторяют лозунги о социальной справедливости и равенстве, которым их научили борцы за права меньшинств, только вывернутые наизнанку. Вся эта гипермаскулинность, агрессия и бряцание оружием никуда не делись, куда же без них, но они принимают не наступательную, а оборонительную форму. Злые мигранты хотят отрезать нам головы, а злые ЛГБТ хотят отрезать нам члены, нарядить в женские платьица и хиджабы и танцевать танец живота на потеху мировой закулисе, поэтому мы закроемся на своем ранчо и будем сурово грозить им из окна пистолетом и крестом.

Мировое владычество и статус сверхдержавы? Напротив, мечта об изоляционизме. Бремя белого человека? Напротив, желание отгородиться от далекого и страшного мира, вместо того, чтобы покорять и подчинять его. Альт-райт – это не “новые крестоносцы”, это полная их противоположность. Они так завидовали якобы “привилегиям”, которые получают жертвы угнетения, что сами решили назначить себя жертвами и превратить это в главный источник своей силы. Да, это действительно ненадолго сработало. Но только вот это загоняет правых в оборонительные рамки. Жертва может эффективно защищаться, но не атаковать, травоядный может отогнать хищника от стада, но не съесть его.

А для того, чтобы побеждать в идейной и политической борьбе – нужно именно есть.

fuckyoufascistscum
Типичная агитка: сторонник Трампа – бессильная жертва подлых леваков. Это похоже и непохоже на классические нацисткие агитки про “Dolchstoß”.
Stab-in-the-back_postcard
Жертва предательского удара кинжалом в спину сжимает в руках оружие. Верный солдат Рейха и Кайзера одержал бы победу, если бы не подлость внутреннего врага. А сторонник Трампа не претендует на победу, он просто лежит и кровоточит как дурак. Это при том, что на самом деле Трамп и его сторонники как раз победили. Но даже сейчас, в условиях триумфа им приходится ныть и позиционировать себя в качестве жертв.

Именно поэтому “правый реванш” последних лет – не более чем рябь на воде. Суровому будущему, которое окончательно сметет предрассудки “национальных государств” и “традиционных ценностей” альт-правые не помешают.

Будущее это, конечно же, не имеет ничего общего с грезами левых о пролетарской революции, или с мечтами нью-эйдж анархистов о прекрасном “гармоничном” мире, основанном на “взаимопонимании” и “эмпатии”, но это другая история.


Комментировать
В категории: Политика, Тексты, теги: альт-райт, левые, правые, США, Трамп

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

День рождения Ильи Кормильцева

День рождения Ильи Кормильцева в Anarchy and other shit.

kormilcev

Человек подаривший нам «Ультракультуру» и создавший множество стихов и песен. Я уже достаточно взрослый человек, чтобы не играться в сноба и вполне могу публично признать, что и Nautilus Pompilius был очень хорош, и хорош он был именно благодаря текстам.

Ну, и несколько всегда  актуальных цитат.

мне противны те, кто цепляются за утлые остовы человеческих иллюзий — социальное положение, нацию, расу, империю, церковь, так называемые незыблемые научные истины или семейные ценности…

две категории людей недоступны моему пониманию: люди, которым нравится повелевать, и люди, которым нравится подчиняться очевидно, я лишен какого-то органа позволяющего получать наслаждение от власти и подчинения

тот, кто пролил кровь, истребляя зло, может быть осужден, если заблуждался. Но тот, кто попускал злу, не делая ничего, осуждён ЗАРАНЕЕ»

И особенно злободневное:

…«русские» имеют для меня особое значение только потому, что у меня с ними – личные счеты. Потому что я сорок с лишним лет прожил здесь и отчаялся. «Американцы» и «итальянцы» ничем не лучше, но с ними разбираться изгоям из их собственного числа. К тому же следует понимать, что для меня нация – это самоопределение, а не кровь. Перестать быть русским очень легко – достаточно сказать «я – не русский» при свидетелях, это как шахада. Русский для меня тот, кто молится на Кремль и очередного сидящего в нем упыря, млеет при виде грязных дымящихся башен Барад-Дура-Москвы и т.д. и т.п. Этот кусок говна надо пустить под нож бульдозера, а нам нужна Другая Россия и другие русские – в идеале же – Другая Земля и другое человечество.

Кормильцев — безусловно, один из людей, оказавших  большое влияние на формирование моей политической позиции. Спасибо ему за это.


Комментировать
В категории: Политика, теги: "Свобода", Кормильцев, нации, русские, УльтраКультура

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Широкая левая как корпорация

Широкая левая как корпорация в Anarchy and other shit.

В разговоре с «левым интеллектуалом» Виленским (вернее в монологе, я давно пытаюсь избегать разговоров, в которых мне не скажут ничего нового, но иногда люблю высказаться) сформулировал одну важную вещь. Распишу её здесь более развернуто.
001
За концепцией «левого единства» не стоит никакой политической мысли, идеи, стратегии, и уж тем более она никак не связана с реальной тактикой. Любое объединение имеет смысл только лишь при условии наличия плана, который служит интересам всех участников объединения и для исполнения которого нужно их скоординированное участие. Для обустройства кружка чтения классиков «единство» не нужно, для него даже организация не нужна. Единство может быть лишь тактической ценностью, оно должно строиться под определенную задачу. Постсоветские же левые постоянно строят «широкие коалиции» призванные объединить всех, не понимая в чем смысл этого процесса. Даже если они не объединяются под одним названием, «общелевая» среда возникает всё равно, стихийно, по субкультурному принципу. Мне всегда казалось, что это нелогично, что это ошибочно, что это — продукт человеческой глупости и недальновидности, но я ошибался. Задача на самом деле существует, просто она не проговаривается и не совпадает с задачами декларируемыми вслух.

Основная функция левой среды — самовоспроизводство, выстраивание идентичности, поддержание командного духа. Я раньше сводил всё это к феномену «тусовки»: когда круг общения замыкается на определенную политическую сцену, люди из оттуда регулярно вместе выпивают, дружат, спариваются и, в результате, ссориться с друзьями из-за такой ерунды как политика становится неудобно. Я думал, что после Майдана, после начала войны, когда за практически любой политической позицией стоит кровь и смерть — тусовочка поломается и начнут наконец-то появляться новые смыслы. Поначалу так и случилось, но нет. Тусовочка подтвердила свою неубиваемость. Такие фигуры как Андрей Манчук и его соратники вполне себе реинтегрируются в украинскую левую сцену. Те про-ДНРовские сталинисты, которые были более искренними и пошли воевать в «Призрак», тоже бы были приняты обратно, если бы пожелали вернуться. Не из-за ватности левых, настоящей ваты среди украинских левых как раз мало, а из-за их всеядности. Откуда же берется эта всеядность граничащая с говноедством?

Так вот, секрет выживания тусовки — не столько в дружбе. Дружба иногда сходит на нет, иногда друзья становятся врагами, а вот среда в которой варятся бывшие соратники никуда не девается. Ответ здесь надо искать не столько в сфере человеческой психологии, сколько в экономических отношений. Левая среда — это не только тусовки. Это еще и рабочие места. Это гранты для гуманитариев, гранты для деятелей искусства (я сейчас не только о художниках, но и о кураторах, критиках, etc). Бесплатные поездки по всему миру для «простых» активистов. Возможность получать шенгенскую визу по приглашению партий и фондов. Возможность пристраивать свои статьи за гонорары даже в самые скудные для профессиональных журналистов годы.

Нет, я не утверждаю, что быть левым — это какое-то золотое дно. Денег большинство активистов не видит, получаемые ими косвенные материальные блага достаточно скромны, да и те, кто деньги всё же получает вынуждены за них так или иначе работать. Обвинения в грантоедстве со стороны правых звучат смешно — быть правым в целом выгоднее, внутри правого движа существует куда больше эффективных способов заработать. Хотя, к примеру, воровать (если есть сноровка и навык) — гораздо выгоднее, чем любая политика. Айтишник средней руки зарабатывает больше «профессионального левого активиста». Левая среда — это последнее место куда следует идти, если хотите настоящих денег. Но и игнорировать тот факт, что активист помимо «морального удовлетворения» получает ещё и некоторые материальные блага — нечестно. Приходят в движ за идею, но экономические связи часто заставляют задерживаться там после того, как первый запал прошел.

Наличие определенной инфраструктуры (в первую очередь международной, собственной инфраструктуры у постсоветских левых считай нет) загоняет в рамки, вынуждает играть по правилам единства. Хочешь визу? Гонорар за статью хочешь? Финансирование под свой проект (хороший и интересный) получить хочешь? Будь так любезен, играй по правилам, не выноси сор из избы, не раскалывай, говори то, что у нас здесь принято. Чем больше, чем разнообразнее, чем внушительнее «левая среда», тем больше ресурсов она может привлечь. Людям, которые постоянно скандалят и топят друг друга никто денег не даст, людям, которые задают неудобные вопросы и поднимают неудобные темы денег не дадут. И тем, кто рядом с ними стоит — тоже не дадут. Так что, как завещал дедушка Кропоткин, кооперация выгоднее конкуренции. Приходится дружить. Мало кто делает это осознанно, обычно люди просто вытесняют на обочину сознания неудобные мысли. Никто не любит сомневаться в собственной принципиальности и рефлексировать на этот счёт. Чем чаще ты пожимаешь подлецу руку, тем сложнее становится её ударить, тем более, что окружающие тоже жмут ему руку без брезгливости. Тут уже работает формула «здесь так принято». Люди, критично настроенные по отношению к обществу и к власти, легко оказываются конформистами на уровне своего небольшого сообщества и не хотят идти против его неформальных норм.

«Левое единство» — это не политика. Представьте себе корпорацию: кто-то в ней зарабатывает, кто-то просто проходит бесплатную практику, но при этом вволю пьет кофе из автомата и набивает карманы печеньем. Регулярно проводятся совместные тренинги для поддержания корпоративного духа. Многие люди продолжают дружить в том числе и после работы, ходят друг к другу в гости или даже живут вместе. При этом в корпорации постоянно нарушаются санитарно-гигиенические нормы, большая часть продукции — брак, клиенты разбежались, все медленно стагнирует. Но благодаря прошлым достижениям достаточно денег и на зарплаты, и на кофе с печеньками. Думать о будущем не принято. Говорить о куче мусора в подвале, о том, что бригада ремонтных рабочих пропала и в лифте воняет падалью — не принято. О том, что мясо в столовой имеет странный сладковатый привкус говорить не принято. А если кто-то начнет говорить о реальном положении вещей — его можно обвинить в «выносе сора из избы», в работе на конкурентов и в том, что это именно он виновен в разорении, потому что вместо того, чтобы ходить на корпоративы со всеми, критиковал, демотивировал товарищей и плел интриги.

Именно экономический интерес, причем достаточно примитивный, сводимый к формуле «после нас хоть потоп», а совсем не общие идеалы и не общие политические планы держат «левое движение» вместе. Можно бесконечно критиковать фонды типа «Фонда Эрнста Никиша» (бывший «Розы Люксембург») и всяческие партии с испачканной репутацией. Настоящий удар им и их союзникам может быть нанесен только лишь через создание альтернативной инфраструктуры, которая бы аккумулировала и распределяла ресурсы и функционировала независимо от симпатий левых бюрократов. Но работать всё это сможет только лишь при наличии четкого плана развития политического движения, только лишь при наличии тактических шагов, исполнение которых может быть четко верифицировано. Иначе предприятие заведомо лишено смысла, иначе оно выродится в еще одну корпорацию нацеленную лишь на выживание и воспроизводство.
party


Комментировать
В категории: Общество, Политика, теги: деньги, левое единство, левые, фонды

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Явлинский-боксер (об утраченных возможностях)

Явлинский-боксер (об утраченных возможностях) в Anarchy and other shit.

Когда говорят о смерти демократии в России, то часто вспоминают 1993 и 1996 год. Расстрел Белого Дома, противостояние красно-коричневому реваншу, позволило безмерно укрепить президентскую власть. Выборы 1996 года — вторая точка невозврата, после них Путин стал неизбежностью. Ельцин выиграл выборы невзирая на огромный антирейтинг, благодаря страху перед Зюгановым, отсутствию сильных конкурентов в демократическом лагере и массированному использованию админресурса.
yavl-box1
Но представьте, что альтернатива была. Григорий Явлинский, кандидат для интеллигентов, рафинированный либерал, который не мог победить, потому что такие не побеждают, слабость не находит широкой поддержки, даже если слабый кандидат говорит близкие избирателю вещи. Если вспомнить программы старого Яблока, то Явлинского можно назвать социал-демократом, но эффективно говорить с рабочим классом у него никогда не получалось. Программы мало кто читает, поэтому «левая» аудитория была за Зюгановым, а за Явлинским — лишь столичная интеллигенция, и та часто предпочитала Ельцина, а то Явлинскому всё равно не победить, а красной угрозе противостоять надо.

Но все круто меняется, если вспомнить, что Явлинский был боксером. Ага, боксером, я сам удивился. Более того, он становился чемпионом Украины среди юниоров. Этот факт практически игнорировался в его предвыборной кампании. И это было преступной ошибкой. Именно бокс (в сочетании с некоторыми изменениями в риторике) мог бы привести Явлинского к победе и создать другую Россию. Да, это не скрывалось, об этом говорили вслух, и даже на сайте Яблока есть фотографии тренировок их лидера, но это настолько выбивается из его образа, что попросту игнорируется сознанием.

Представьте себе, что году в 1994 Явлинский возобновляет активные тренировки. За несколько месяцев он приходит в форму и уже способен без проблем вырубить любого кандидата в президенты, кроме, разве что, генерала Лебедя. В своих речах и заявлениях Явлинский апеллирует к «боевой» истории либерализма, и немного к светлым и героическим страницам левого движения, особенно к антибольшевистским, к антисталинистским левым, приветствуются традиции профсоюзной борьбы, особенно часто вспоминается польская «Солидарность». Помимо теории идет и практическая помощь, Яблоко поддерживает бастующих шахтеров. Выступает за прекращение военных действий в Чечне, и особенно — против отправки на фронт призывников.

На каких-то дебатах с Жириновским он, в ответ на оскорбление, убедительно и сильно бьет его в морду. Охрана не дает драке развиться, после чего Явлинский предлагает боксерский поединок, максимально раздувая это дело через медиа: обсуждается подготовка, готовится ринг, призываются спортивные комментаторы, назначаются ставки. Жириновский вынужден согласиться из-за всей этой шумихи и терпит позорное поражение.

Рейтинги Явлинского взлетают. «Свобода с кулаками» привлекает существенную часть электората ЛДПР и Лебедя. Работа с профсоюзами отбирает у КПРФ часть «социальных» избирателей, оставляя лишь идейных красно-коричневых имперцев. За Явлинского голосуют те, кто в нашей реальности выбирал Ельцина из безнадеги.

Драка с Жириновским — не единственная. Взлет Явлинского вызывает реакцию со стороны части правых радикалов. Напомню, многие из них поддержали Ельцина на антибольшевистской волне. Но западник и космополит Явлинский, даже в роли «сильного мужика» (особенно в роли «сильного мужика!»), остается для них неприемлемым кандидатом, даже более опасным, чем красный патриот Зюганов. Отчасти по наводке кураторов из Кремля, отчасти по собственной инициативе они начинают борьбу против Яблока.

С кричалкой «Есть в России две беды: коммунисты и жиды» они пытаются сорвать встречу Явлинского с избирателями, кандидат сам ввязывается в драку и ломает пару носов, после чего залитый кровью, говорит в телекамеру, что вызывает «вожака этих ублюдков», т.е. Баркашова на поединок чести. Баркашов сначала предлагает бой на саперных лопатках, а потом и вовсе отказывается от драки. Зато подраться с Явлинским вызывается Лимонов, желающий победить не столько его, сколько показать, что он круче лидера РНЕ. Явлинский выходит на бой в красной майке с портретом Че Гевары, Лимонов терпит поражение по очкам. В интервью после поединка победитель отдает дань революционерам прошлого, тепло вспоминает 1968 год, а Лимонова журит за его имперство и национализм, называя контрреволюционером.

Явлинского поддерживает Запад, увидев в нем альтернативу не только советскому реваншу, но и формирующемуся русскому авторитаризму. Поддерживает не только морально, но и финансово (насколько позволяют законы и лазейки в них).

Во второй тур выходят Ельцин и Явлинский. Зюганов на третьем месте. В первом туре Ельцин всё еще побеждает, во втором Явлинский, критически высказавшийся о нарушениях в ходе приватизации и отхвативший еще часть красного электората, занимает первое место.

Возможны очень разные сценарии дальнейшего развития событий (во многих из них президентство Явлинского обрывается из-за «трагической случайности», или атаки «чеченских террористов»). Возможно, в России случилась бы реальная федерализация, установились бы особые добрососедские отношения с Украиной, оказывалась бы помощь в демократизации других постсоветских республик, богатые нефтяные 2000 позволили бы закрепить процветание, а развитие новых технологий позволило бы отказаться от сырьевой экономики. Могло бы начаться расползание Российской Федерации, усиление региональных царьков, бесчинства орг. преступности и, как результат, страна погрузилась в кровавую гражданскую войну всех против всех, которая бы со временем вылилась и за её границы. У Явлинского могла бы начаться болезнь Альцгеймера (усиленная боксерскими травмами), и в результате его обязанности году эдак в 2000 перешли бы к одному малоизвестному старому либералу из окружения Собчака и тогда альтернативная реальность сомкнулась бы с нашей. Каждый из вариантов заслуживает как минимум книги, но я ограничу полет фантазии выборами 1996.

На прощание держите реальную рекламу Явлинского с тех выборов.


Комментировать
В категории: Общество, Политика, теги: 1996, бокс, выборы, история, Россия, явлинский

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Нулевая толерантность к лицемерию

Нулевая толерантность к лицемерию в Anarchy and other shit.

Короткая предыстория для тех, кто не следил за конфликтом: в Москве запланирован концерт группы Gang of Four, на разогреве должна была выступать местная группа Банда Четырех. Кто-то рассказал британцам о том, что их тезки — правые, и те потребовали убрать их со сцены. По этому поводу, предсказуемо, пошли дискуссии в социальных сетях, большую часть которых я предпочел не читать. Текст этот совсем не о музыке, банды четырех — лишь отправная точка для рассуждений.
gangof
Должен признать, я люблю обе группы. Русскую даже больше, я не знаю наизусть песен Gang of Four, в то же время Банду Четырех могу чуть ли не альбомами цитировать. Конечно, политические воззрения, которые прослеживаются и во многих песнях группы, и заявлениях солиста, во многом противоположны и даже враждебны моим. Но при этом, это какая-то очень душевная и родная «враждебность»: как негатив фотографии. Просто на некоторых развилках я свернул в противоположную сторону и пришел к противоположным ценностям. Но так вышло, что именно некоторые фрагменты из текстов Банды Четырех стали для меня в свое время мантрами, которые я бормочу в тяжелых ситуациях.

Но это мои личные пристрастия. Gang of Four были, конечно же, в своем праве, когда отказались играть со своими тезками из-за их правых убеждений. Я не осуждаю и тех, кто ознакомил англичан с «компроматом» на Сантима, в конце-концов, нет смысла скрывать общеизвестные факты, в такие игры играть нужно с открытыми картами. Единственное, что вызывает удивление — анонимность этого шага. Публичное заявление выглядело бы куда достойнее. Доносом пахнет не сам факт разговора о политических убеждениях «Банды», а его закулисный характер.

Но я хочу написать о другом.
О том, что политика нулевой толерантности к правым в музыкальной сцене не работает. Не работает и политика нулевой толерантности к правым в политике и в социальных движениях.
Более того. Большинство анархистов и леваков не способны выдерживать политику нулевой толерантности на собственных кухнях.

Обязательно у кого-то находится guilty pleasure вроде любви к боновской группе (и попытки самооправдания в духе «это творчество, а не политика») или к творчеству правого художника. Или же политическое сотрудничество с наци (тут могут появиться оправдания в духе: «они левеют, надо с ними работать»). Или старый школьный друг оказавшийся по другую сторону баррикад («да это он понарошку»). Или родственник исповедующий людоедские взляды, но все равно любимый («телевизор испортил, в жизни он не такой»).

Политика нулевой толерантности к правым не сработала даже в Германии, где леваки обладали (уже практически потерянной на данный момент) культурной и политической гегемонией, а также силовым доминированием на улице. Эта политика привела не к исчезновению правых идей и их носителей, а к триумфу лицемерия, к перекрашиванию. К новому кверфронту, который принципиально отказывается признавать свою сущность. Партия Die Linke мало отличается в своей риторике от правых популистов, они взывают к одному и тому же электорату используя одни и те же лозунги. Ксенофобы из Пегиды и когда-то левые антивоенные активисты вместе выступают под триколором против «войны с Россией». Красно-коричневый союз, образовавшийся под прикрытием «антиимпериализма», успешно манипулирует ритуальным антифашизмом для того, чтобы оправдывать самые реакционные политические режимы и идеи. Происходит именно то, против чего немецкие ультралевые вроде как боролись: левые и правые, прогрессивные и реакционные силы смешиваются в одну протофашистскую кашицу.

И практически всем на это плевать.

Если вернуться к концертам (мир вокруг них не вращается, но очень уж наглядный пример): антифа куда сильней обеспокоены борьбой против группы «Death in June» с их радужными тотенкопфами, чем срывом концертов сталинистов из «Banda Bassotti», которые помогают русским боевикам в Донбассе, попутно занимаясь профанацией самой идеи антифашизма. Вторыми не обеспокоен вообще никто. Никому и в страшном сне не приснится что-то агрессивное предпринять по поводу шабаша русских националистов в Трептов Парке на 9-е мая, но на срыв какого-то даркфолк концерта будут брошены огромные силы. Дуглас Пирс — это страшный враг прогрессивного человечества, которого надо преследовать повсюду, даже за закрытыми дверями. В то же время ребята с портретами Ким Чен Ира, Ассада и Каддафи на левых демонстрациях — неизбежное зло, с которым следует смириться, не конфликтовать же с потенциальными союзниками по классовой войне? Георгиевская ленточка, которую на себя радостно цепляют всякие панки-субкультурщики, — символ борьбы против фашизма, а вовсе не символ экспансии «русского мира».

Фашизм без всяких проблем прошел, он не стал штурмовать баррикады, а просто обогнул их. Он прошел когда фашисты перестали жечь руны на площадях и перекрасили флаги в менее кричащие цвета, а их оппоненты продолжили бороться с привычными фантомами. Многие левые до сих пор это не понимают. И когда они собираются с силами, чтобы начать агитировать за очередную «сиризу», не понимая, что весь их движ является по сути своей штрассерианским в куда большей степени, чем Пирс или Сантим, посвящавшие Штрассеру свои песни.

Проблема совсем не в том, что кому-то из левых или анархистов не нравится Банда Четырех. Проблема не в том, что группы с родственным названием не сыграют на одной сцене (да, жалко, красивый каламбур пропадает, но в этом нет большой трагедии).

Проблема в том, что люди, которые легко усвоили, что «группу Банда Четырех слушать нельзя, потому что фашизм» очень часто не понимают в чем идеологическая проблема, гм, к примеру, анархиста Курылева и его «Электрических Партизан» и почему его взгляды на войну в Украине сочатся конспирологией и структурным антисемитизмом. Или, например, чем опасны взгляды защищаемые группой «Аркадий Коц» и почему позиция и политическая деятельность этих певцов социал-демократии идеологически враждебны либертарному дискурсу. Черно-белый режим иногда бывает очень полезен, но прежде чем его включить — стоит научиться настраивать палитру.

Нулевая толерантность на практике ведет не столько к изоляции фашистов, сколько к замалчиванию, к попыткам оправдать и скрыть тех из них, кто сотрудничает с движением. Борьба с фашизмом ритуальным, со словами и символами не дает замечать фашизм структурный. Желание заточенной ложкой вырезать соринки из чужих глаз не дает задуматься о бревнах в собственных.

Вместо политики нулевой толерантности я предложил бы политику _осознанности_. Разумный человек может поглощать любой культурный продукт, человек может получать от него эстетическое удовольствие и делать ценные политические выводы. Можно разложить произведение любого автора на сумму политических влияний, как прогрессивных, так и реакционных. Отфильтровывать одно, перенимать другое, отстраненно изучать третье. Яд принятый из рук заведомого врага может оказаться безвредным и даже полезным: зная с кем вы имеете дело, вы загодя примете противоядие. В то же время, яд принятый из рук ложного друга скорее всего отравит и убьет вас. Честный и открытый враг не так опасен, как друг, который пытается вас обмануть. Расистское или антисемитское высказывание вызовет у левака отвращение, он посмеется над теорией про заговор про рептилоидов, но с удовольствием проглотит теорию о «заговоре олигархов, которые устраивают все войны ради своей личной выгоды» даже не заметив, что говорит ту же самую стыдную глупость, но на чуть другом языке.

Не следует ничего брать на веру. Эта формула избита, её повторяют адепты критического знания, любят ее и всяческие конспирологи. Научившись недоверию к мейнстримовым источникам, но не научившись мышлению, люди начинают брать на веру любую дезинформацию. На самом деле, «альтернативные» источники часто оказываются куда более лживыми, чем буржуазные масс-медиа, а их ложь — куда более примитивной и грубой. Осознанность требует постоянного анализа и самоанализа, контроля и самоконтроля. Она требует интеллектуальных усилий, она требует желания разбираться, а не поглощать готовые решения.

Вышеперечисленное встречается не часто, так что я бы не стал навязывать «осознанность» в качестве обязательного стандарта для всех. По крайней мере, для меня она работает гораздо лучше, чем самоограничение. И уж лучше я буду по своей воле поглощать коктейль из различных ядов и антидотов к ним, чем пить безвкусную воду, в которой все равно поебались рыбки предательства и оппортунизма.


Комментировать
В категории: Музыка, Политика, теги: gang of four, антифашисты, Банда Четырёх, левые

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Прощание с Аваковым

Прощание с Аваковым в Anarchy and other shit.

Писалось для АСТ, но версия в блоге лучше. На официальном сайте АСТ отказались опубликовать остроумный слоган «Аваков ебет собаков», а здесь я могу себе это позволить.
gusi_43255222_orig_
Также я хотел тонко пошутить про спайс, Киву, Авакова и мир «Дюны», но вы все равно не уловите эту тонкую иронию, потому что либо не читали Дюну, либо не знаете байку о том, как Аваков выписывал цитаты оттуда на совещаниях, так что вместо меня пошутили гуси на фотографии.

Кадровая политика Арсена Авакова с самого начала вызывала множество вопросов. С 2014 года глава МВД является лоббистом батальона “Азов“, который, при его поддержке, разросся до полка. “Азов“, совершенно не скрывающий своей ультраправой идеологии, стал излюбленным пугалом для российской пропаганды (даже потеснив «Правый Сектор»), и отпугнул многих потенциальных союзников Украины на Западе. Вдали от линии фронта Гражданский Корпус Азова (политический проект, прямо связанный с полком, с большой вероятностью являющийся основой для будущей праворадикальной партии) позволяет себе безнаказанные силовые акции в адрес оппонентов, пользуясь протекцией со стороны МВД. Более того, этот «Гражданский Корпус» не стесняется брать на себя полицейские функции. К примеру, в Киевской области под их началом проводились рейды по борьбе с «нелегальной миграцией». Недавно экс-участник Азова, хорошо знакомый Авакову еще из Харькова, Вадим Троян с повышением ушел с поста главы областной милиции, став заместителем начальника новой патрульной полиции.

Всё это можно было бы попробовать наивно пояснить (не оправдать, но пояснить) желанием набрать свежие кадры в МВД, необходимостью противостоять русской агрессии и так далее. Дескать, ультраправые просто попались под руку, вот Аваков и решил дать им шанс, надо же ведь чистить и менять прогнившую насквозь систему. Но кое-что не сходится. Потому что именно Аваков позволил бывшим «беркутовцам» совершавшим преступления на Майдане остаться в МВД. Эпизод с избиением журналиста и правозащитника Константина Реуцкого в январе 2015 года получил достаточно показательное развитие: пострадавшие получили дежурные отписки, а через несколько недель менты, избежавшие наказания, уже гордо фотографировались с оруженосцем Авакова Андреем Геращенко и хвастались свежими наградами.

Как и с Азовом, ситуация с вернувшимися в Систему беркутовцами не может объясняться «эксцессами на местах». Это вполне осознанная и целенаправленная политика Министерства Внутренних Дел и лично его главы Авакова.

По отдельности, вливание «свежей крови», взятой у субкультурных фашистов, и желание сохранить «старые опытные кадры» убийц из Беркута можно было бы объяснить в рамках какой-то последовательной политической логики. Вместе же они увязываются плохо. Совсем уж странным кадровым решением является Илья Кива, глава департамента по противостоянию наркопреступности. Департамент, работа в котором требует высочайшего профессионализма и знания темы, возглавил крайне глупый и непрофессиональный человек. Глупый даже по меркам карикатурных милиционеров из анекдотов. Полному кретину, которому нельзя доверить ничего опаснее кухонного ножа, дали в руки топор и предложили сделать им сложнейшую хирургическую операцию – вот что такое назначение Ильи Кивы.

Угрозы в адрес критиков, публикация личных данных и фотографий подозреваемых, публичное признание готовности нарушить закон в имя «морали» – любого пункта из списка хватило бы для увольнения Кивы. Вместо этого он получает от Авакова один за другим наградные пистолеты.

Ультраправая субкультура, палачи из Беркута и отморозок в погонах мнящий себя Робин Гудом – что может объединять этих людей (кроме того факта, что им не место в полиции)? Это не «патриотизм» (в концепцию не укладывается Беркут), это не «профессионализм» (не вписывается «Азов» и Илья Кива), не неподкупность (вообще никто не вписывается). Единственное, что объединяет этих людей – ИМ НУЖЕН АВАКОВ НА ПОСТУ МИНИСТРА. И у «Азова», и у «старых проверенных кадров» нет никакой уверенности в том, что они не вылетят со своих должностей при смене руководства. Не говоря уже о Илье Киве, который имеет шанс вылететь из органов даже при Авакове, а без него не только потеряет теплое место, но и с большой вероятностью окажется на скамье подсудимых (по совокупности заслуг).

В системе МВД целенаправленно культивируются кадры, которые во всём зависят от руководства. В каком-то смысле вертикаль выстраивается более жесткая, чем при Януковиче, потому что сейчас это не столько вертикаль коррупционных откатов, сколько вертикаль Власти. Той самой Власти, которая рождается винтовкой. Авакову нужны лояльные силовики, лояльные ему лично, а не закону или государству. Силовики, которые, если потребуются, будут без раздумий и даже с энтузиазмом «нарушить закон во имя морали» (как с детской непосредственностью заявил Кива), то есть стрелять туда, куда им прикажут. В случае, если правительственный кризис будет усиливаться – наличие «личной гвардии» может стать серьезным аргументом во внутренних спорах власть имущих, а также подобные кадры окажутся эффективным подспорьем для подавления критики «снизу».

Можно сколько угодно указывать на нацистов в Азове, смеяться над глупостью Кивы или тыкать пальцем в ментов, срезавших нашивки Беркута, но не отказавшихся от былых садистских привычек. Но для перемен нужно указать на корень проблемы, и этот корень – Арсен Аваков. Никакая реформа органов внутренних дел не будет эффективной, если на ключевые посты будут расставляться отморозки разных политических взглядов и разного бэкграунда, отобранные исключительно по принципу личной лояльности к министру.
Именно поэтому Аваков должен уйти.


Комментировать
В категории: Политика, теги: Аваков, Азов, Беркут, Кива

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

Парадокс объединения

Парадокс объединения в Anarchy and other shit.

Есть четыре человека: A, B, C, D.
Они должны выполнить трудоёмкую работу для которой нужны слаженные совместные действия. Известно, что два объединившихся работника эффективнее четырех человек работающих порознь, три работника эффективнее двух пар и т.д.
При этом они озвучивают следующие условия сотрудничества:
A говорит: «Я буду сотрудничать со всеми»
B говорит: «Я буду сотрудничать со всеми, кроме A»
C говорит: «Я буду сотрудничать с B»
D говорит: «Я буду сотрудничать с тем, кто сможет всех объединить»

Вопрос, какие объединения образуются?
Ответ: A+D и B+C. D объединится с тем, кто хочет всеобщего единства, B не согласится примкнуть к ним и пойдет отдельно, C пойдет с B.
Какое объединение было бы оптимальным (при удовлетворении всех условий)?
Ответ: B+C+D без A.
Таким образом, страсть D к единству во имя общей цели не повышает, а снижает общую продуктивность.

Есть еще альтернативные варианты решений, которые так или иначе встречаются на практике:
D расстраивается, что единства нет, и самоустраняется. Получается B+C и A отдельно. Наименее продуктивный вариант.
A и D стремятся устранить B от участия, надеясь, что C не захочет оставаться в одиночестве и примкнет к ним. Получаем единство A+C+D, B вне игры.
A и D путем давления вынуждают B пересмотреть исходную позицию, получаем (формально) самый продуктивный вариант A+B+C+D.

Универсального оптимального решения тут нет, вернее оно есть, но только лишь через авторитарный, насильственный сценарий «принуждения к дружбе» или же «устранения инакомыслящих».
Для того, чтобы решить задачу не авторитарными методами, в каждом конкретном случае, нужно сперва дать ответ на вопрос: «почему мы всё еще не едины», «чем руководствуется B выдвигая свои условия».


Комментировать
В категории: Мысли, Политика, теги: единство

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman

Ви антисемит?

По поводу георгиевских ленточек на протесте дальнобойщиков

По поводу георгиевских ленточек на протесте дальнобойщиков в Anarchy and other shit.

dalnoboy
Многие товарищи кривятся из-за патриотических заявлений части дальнобойщиков, протестующих сейчас в России.
А что вы хотели от русской буржуазной революции? Флагов Ингерманландии и Залесья? Призывов к развалу РФ? Желания отдать Крым и покаяться перед Украиной?

Ничего этого не будет и не может быть.
Колорадки в России — это как символика УПА и ультранационализм в Украине. Неизбежное зло. Другой мелкой буржуазии у нас для вас нет и быть не может.

Поэтому да, на протестах будет и ура-патриотизм, и «обамка-обезьянка» наводнивший Русь Ротенбергами назло доброму царю Путину (разочарование в котором потребует времени), и жидобандеровцы. И небольшая искра адеквата посреди этого всего.

Но это не повод отказывать дальнобойщикам в поддержке. Точно так же как Правый Сектор не был поводом отказывать в поддержке Майдану.

Прелесть в том, что ЛЮБАЯ буржуазная революция, которая сковырнет правящую клику силовиков и бюрократов, убьёт Россию как нео-имперское государство. Под какими бы лозунгами она не происходила. Подчеркиваю — я говорю о буржуазной по своей сути революции (в которой, безусловно, примут активное участие и наемные работники), вариант фашистского военного путча условных «стрелковцев» — с большой вероятностью приведет к атомному Апокалипсису, но как раз дальнобойщики и стрелковцы — по разную сторону баррикад. Даже не идеологически, а классово. Наемные работники, мелкая и средняя буржуазия против бюрократов и силовиков. А молятся они иконе со Святосталиным или с Гитлером-спасителем — совершенно не важно.

Россия умрёт, размахивая государственным флагом и обвязавшись георгиевскими ленточками. Точно так же, как интегральный национализм в Украине был убит под красно-черной горизонталью (что не все ещё до конца поняли). В этом есть определенная ирония, да.

Любовь к своим могильщикам — известное явление, тут мы видим обратную ситуацию: могильщики искренне любят тех, кого закапывают.


Комментировать
В категории: Политика, Протест, теги: георгиевские ленточки, дальнобойщики, патриоты, революция, Россия

Подписка: RSS, твиттер: @shiitman