Ви антисемит?

«Пролетариат между двумя стульями» — ответ Кириллу Медведеву

Кирилл Медведев, уважаемый, написал очень грустный, как по мне, текст. Грустный оттого, что в нём выводится необходимость сотрудничества левых с красно-коричневыми. В случае гипотетического крушения путинского режима. Это — призыв к коллективному суициду, причём не только политическому, а и самому что ни на есть реальному. Достаточно вспомнить, что было с троцкистскими уклонистами в 30-х, и осознать, что Сталин, на самом деле, куда левее и либертарнее Кургиняна.
Самого Кирилла никак нельзя обвинить в каких-либо пронацистских или тоталитарных симпатиях, но, тем не менее, он призывает к образованию широкой коалиции для противостояния неолиберализму любой ценой. Его ошибка состоит в том, что он готов заплатить эту любую цену за подделку. И ошибка эта типична для многих нео-большевиков.

В рассматриваемом тексте намечены две тенденции радикальной политики: центростремительная и центробежная. Т.е. направленная на сохранение государства или его развал, имперская и анти-имперская.
1) Первая ошибка заключается в том, что автоматически приравниваются «имперскость» и «социальность». Империя совсем не обязательно будет даже социал-демократической. Как мы видим на примере Китая, жесткий авторитарный режим хорошо уживается с неолиберализмом в области экономики, и даже красные флаги ему не мешают. Политическая же диктатура всегда привлекательна для инвесторов — стабильность, как-никак.
«Красные путинисты», поклонники Кургиняна, как и идеологи КПРФ выдвигают не коммунистические и даже не социалистические, а социал-популистские лозунги. Имперская и националистическая риторика значит для них куда больше, чем классовая борьба. На практике, ни одна из этих сил, оказавшись у власти, не ликвидирует частную собственность и институт наёмного труда (разве что переведёт часть предприятий в гос. собственность. Так и сейчас чиновники и олигархи являют собой пересекающиеся множества).
Социальная составляющая путинизма и его более радикальных аналогов (Кургинян-Калашников по сути являют собой ультрапутинизм) — это мыльный пузырь, который лопается когда падает норма прибыли. Максимум, что могут сделать красно-коричневые — попробовать надуть пузырь ещё раз. Но пузырь всё равно лопнет, и мы останемся с неосталинистской диктатурой в политике и всё тем же либерализмом в экономике. Правда мы не останемся, нас к тому времени уже расстреляют.
2) Вторая ошибка — вера в мнимый интернационализм путинистов, который противопоставляется полинационализму «раскольников». На самом деле, интернационализм Путина-Кургиняна и т.д. представляет собой замаскированную версию того же полинационализма, только запертого в клетке. Межэтническое противостояние искусственно стимулируется и используется как отвлекающий фактор, чтобы люди выпускали пар. Создаются условия, в которых каждый народ (по крайней мере профессиональные его представители) чувствует себя обиженным и угнетённым. На государственном уровне немалые ресурсы вкладываются то, чтобы создавать фантомы «патриотизма» и «национальной гордости», с другой стороны, все эти «национальные гордости» лбами сталкиваются друг с другом. Полинационализм сепаратистов является родным братом имперского полинационализма. Но если сепаратизм и дробление Империи позволит создание автономных зон, в части которых будут доминировать настоящие интер- (что на сегодня значит анти-) национальные взгляды), то её сохранение не позволит создать никакого плавильного котла. Скорее уж это будет банкой с пауками. Власти выгодно отвлекать людей от классовой борьбы, переводя социальное недовольство в область ксенофобии.
3) Даже не анархистская, а любая последовательная левая логика подталкивает нас к поддержке центробежных сил. И авторитарный коммунист с верой в социализм в отдельно-взятой стране должен понимать: на малой территории гораздо проще захватить и удержать власть. В то же время, в условиях Империи, при любом сколь-нибудь реалистичном сценарии будут неизбежны позорные компромиссы. В России не приходится говорить о компромиссах с лево-центристами и эсдеками, поскольку там нет лево-центристов и эсдеков. Есть лишь красно-коричневые консерваторы разных оттенков. Так что компромиссы будут не просто позорными, а ещё и самоубийственными.
4) Противостояние Империи глобальному неолиберализму — такой же миф, как и её социальность. Государственные корпорации остаются корпорациями, и действуют в рамках капиталистической логики, временные социалистические уступки неизбежно сменяются ещё большей эксплуатацией.

Пока у власти остаются имущие классы, любое огосударствление будет не уничтожением эксплуатации, а только изменением ее формы.

5) В результате, мы имеем выбор между тяготеющей к фашизму диктатурой и хаосом. Хаос подвижен, с ним можно работать, его можно изменять, подстраивая под себя. Фашизм же нельзя изменять, его можно только лишь уничтожить, ударив в спину своим красно-коричневым союзникам. А это всё равно вернёт нас на какое-то время к изначальному хаосу, вызовет дробление государства. Так зачем помогать воцариться силам, с которыми мы всё равно будем вынуждены бороться, зачем предавать дважды, если можно изначально оставаться самими собой?
6) Если посмотреть на советский опыт захвата и удержания власти: большевики ничуть не заботились ни о территориальной целостности Российской Империи, ни о религиозных и моральных ценностях большинства. И это едва ли не единственное, чему у них следует всерьёз поучиться.
7) Правильный выход для революционных левых — действовать в рамках центробежной тенденции, не ограничиваясь созданием автономных зон. Следует заниматься тем, чем мы должны заниматься всегда — просвещением и работой с людьми. Организацией забастовок и стачек. Социально-протестный потенциал должен быть использован нами и обращён в лево-либертарное и социально-освободительное, а не этатистское русло. Революция не сможет проглотить Империю целиком, но вполне переварит её по частям.

> жесткий авторитарный режим хорошо уживается с неолиберализмом в области экономики,

В чем по-вашему состоят признаки неолиберализма? Общепризнано, что экономика в Китае регулируется государством - как в области командный высот, так и в том, какие проекты получают, а какие - не получают финансирование от государственных или огосударствленных в основном банков.
Экономика в Китае регулируется государством значительно слабее, чем в ЕС или в РФ. Примерно на уровне пиночетовского Чили.

Конечно, природные ресурсы в КНР принадлежат государству (медные залежи при Пиночете тоже были казёнными), но природными ресурсами Китай исторически беден, их вклад в ВВП незначителен. (А импортируют те же металлы и значительную долю нефти в КНР частные лавочки).

Финансирование (кроме разве что оборонки) там в основном зарубежное.

Мне интересен ответ на вопрос - каковы признаки неолиберализма. Мне кажется, что этот термин в левой прессе используется настолько либерально, что понять, что за ним стоит довольно таки-трудно.

Мне не совсем понятно, что вы считаете финансированием, если учесть объем иностранного финансирования в Китай составляет всего что-то около 60 миллиардов долларов в год, а ВВП - что-то около 7 триллионов тех же самых долларов в год. Кроме того, Китай обладает сбережениями, возникшими вследствие удержания валютного курса, каковые сбережения в объеме трех триллионов долларов, которые китайское государство инвестирует в долговые обязательства различных стран, в основном США.
Допускать распад империи на (назовём вещи их именами) нацгосударства – это уже большой шаг вперёд. Кроме либералов его до сих пор, пожалуй, никто не допускал.

Что до большевиков, то они таки отвоёвывали и собирали империю (распавшуюся без них).
"Грустный оттого, что в нём выводится необходимость сотрудничества левых с красно-коричневыми."

а так и будет. более того, в Украине будет такая необходимость. Возможно в ближайшее время